среда, 18 сентября 2013 г.

Т.С.Элиот. КОРИОЛАН - Eliot, T. S. Coriolan

Eliot, T. S. Coriolan

 I - Triumphal March

Stone, bronze, stone, steel, stone, oakleaves, horses' heels
Over the paving.
And the flags. And the trumpets. And so many eagles.
How many? Count them. And such a press of people.
We hardly knew ourselves that day, or knew the city.
That is the way to the temple, and we so many crowding the way.
So many waiting, how many waiting? what did it matter, on such a day?
Are they coming? No, not yet. You can see some eagles.
And hear the trumpets
Here they come. Is he coming?
The natural life of our Ego is a perceiving.
We can wait with our stools and our sausages.
What comes first? Can you see? Tell us. It is

5,800,000 rifles and carbines,
102,000 machine guns,
28,000 trench mortars,
53,000 field and heavy guns,
I can't tell how many projectiles, mines and fuses,
13,000 aeroplanes,
24,000 aeroplanes engines,
50,000 ammunition wagons,
now 55,000 army wagons,
11,000 field kitchens,
1,150 field bakeries.

What a time it took. Will it be he now? No,
Those are the golf club captains, these the Scouts,
And now the Société gymnastique de Poissy
And now comes the Mayor and the Liverymen. Look
There he is now, look:
There is no interrogation in his eyes
Or in the hands, quiet over the horses neck,
And the eyes watchful, waiting, perceiving, indifferent.
O hidden under the dove's wing, hidden in the turtle's breast,
Under the palmtree at noon, under the running water
At the still point of the turning world. O hidden.

Now they go up to the temple. Then the sacrifice.
Now come the virgins bearing urns, urns containing
Dust
Dust
Dust of dust, and now
Stone, bronze, stone, steel, stone, oakleaves, horses' heels over the paving.

This is all we could see. But how many eagles! And how many trumpets!
(And Easter Day, we didn't get to the country,
So we took young Cyril ti church. And they rang a bell
And he said right out loud, crumpets)
Don't throw away that sausage,
It'll come handy. He's artful. Please will you
Give us a light?
Light
Light
Et les soldats faisaient la haie? ILS LA FAISAIENT.


II Difficulties of a Statesman


CRY what shall I cry?
All flesh is grass: comprehending
The Companions of the Bath, the Knights of the British Empire, the Cavaliers,
O Cavaliers! of the Legion of Honour,
The Order of the Black Eagle (1st and 2nd class) ,
And the Order of the Rising Sun.
Cry cry what shall I cry?
The first thing to do is to form the committees:
The consultative councils, the standing committees committees and sub-committees
One secretary will do for several committees.
What shall I cry?

Arthur Edward Cyril Parker is appointed telephone operator
At a salary of one pound ten a week rising by annual increments of fiveshillings
 To two pounds ten a week; with a bonus of thirty shillings at Christmas
And one week’s leave a year.
A committee has been appointed to nominate a commission of engineers
To consider the Water Supply.
A commission is appointed
For Public Works, chiefly the question of rebuilding the fortifications.
A commission is appointed
To confer with a Volscian commission
About perpetual peace: the fletchers and javelin-makers and smiths
Have appointed a joint committee to protest against the reduction of orders.
Meanwhile the guards shake dice on the marches
And the frogs (O Mantuan) croak in the marshes.
Fireflies flare against the faint sheet lightning
What shall I cry?
Mother mother
Here is the row of family portraits, dingy busts, all looking remarkablyRoman,
Remarkably like each other, lit up successively by the flare
Of a sweaty torchbearer, yawning.

O hidden under the... Hidden under the... Where the dove’s foot rested andlocked for a moment,
A still moment, repose of noon, set under the upper branches of noon’s widest tree
Under the breast feather stirred by the small wind after noon
There the cyclamen spreads its wings, there the clematis droops over the lintel,
O mother (not among these busts, all correctly inscribed)
I a tired head among these heads
Necks strong to bear them
Noses strong to break the wind
Mother
May we not be some time, almost now, together,
If the mactations, immolations, oblations, impetrations,
Are now observed
May we not be
O hidden
Hidden in the stillness of noon, in the silent croaking night.
Come with the sweep of the little bat’s wing, with the small flare of thefirefly or lightning bug,
‘Rising and falling, crowned with dust’, the small creatures,
The small creatures chirp thinly through the dust, through the night.
O mother
What shall I cry?
We demand a committee, a representative committee, a committee of investigation
RESIGN RESIGN RESIGN

Томас Стернз Элиот. КОРИОЛАН


      1931-1932 

I. ТРИУМФАЛЬНЫЙ МАРШ


      Камень, бронза, камень, сталь, камень, лавры, 
      звон подков 
      По мостовой. 
      И знамена. И фанфары. И столько орлов. 
      Сколько? Сочти. И такая давка. 
      В этот день мы не узнавали себя, не узнавали 
      Города. 
      Столько народу на этой дороге, к храму приводит 
      эта дорога. 
      Столько ждущих. Сколько ждущих? Не все ли 
      равно, если столько много. 
      Идут? Пока нет еще. Только вдали орлы. Да еще 
      фанфары 
      Вот они. Наконец. А он? 
      Природное бодрствование нашего Я есть восприятие. 
      Мы можем ждать на стульях, держа сосиски. 
      Что прежде всего? Ты видишь? Это 
      5 800 000 винтовок и карабинов 
      102 000 пулеметов, 
      28 000 минометов, 
      53 000 полевых и тяжелых орудий, 
      Неизвестно, сколько снарядов, мин и взрывателей 
      13 000 аэропланов 
      24 000 авиационных моторов 
      50 000 артиллерийских упряжек, 
      потом 55 000 интендантских фур, 
      11 000 полевых кухонь, 
      1 150 полевых пекарен. 

      Сколько же все это длится. Не видно его? Нет, 
      Идут капитаны гольф-клуба, а это скауты, 
      А вот societe gymnastique de Poissy {*}, 
      {* Гимнастическое общество Пуасси (франц.).} 
      А вот и лорд-мэр с членами гильдии. Вон, 
      Смотри, это он, смотри: 
      Нет вопросительности в глазах 
      И в руках застывших над гривой коня, 
      Но в глазах ожидание, пристальность, 
      воспринимание, безразличие. 
      О скрытое под крылом голубя, скрытое в груди 
      черепахи, 
      Под пальмой в полдень, под бегущей водой 
      В недвижный миг текучего мира. О скрытое. 
      Вот они направляются к храму. Приносят жертву. 
      Вот девственницы выходят с урнами, в этих урнах 
      Прах 
      Прах 
      Прах праха, и снова 
      Камень, бронза, камень, сталь, камень, лавры, 
      звон подков 
      По мостовой. 

      Вот все, что мы видели. Но сколько орлов! 
      И сколько фанфар! 
      (На Пасху мы не поехали за город и потому отвели 
      Маленького Сирила в церковь. Он услыхал 
      колокольчик 
      И громко сказал: разносчик.) 
      Не бросай сосиску, 
      Она еще пригодится. Он ловкий. Простите, 
      Нет ли у вас огонька? 
      Огонь 
      Огонь 
      Et les soldats faisaent la haie? ILS LA FAISAENT {*}. 
      {* Солдаты образовали кордон? Да. (франц.).} 

II. МУКИ ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЖА

      Возвещай что мне возвещать! 
      Всякая плоть - трава, включая 
      Награжденных Орденом Бани, Рыцарей 
      Британской Империи, Кавалеров, 
      О! Кавалеров! Ордена Почетного Легиона, 
      Ордена Черного Орла (I и II класса) 
      И Ордена Восходящего Солнца. 
      Возвещай возвещай что мне возвещать! 
      Первым делом создать комитеты: 
      Консультативные, постоянные, тайные советы, 
      комиссии, комитеты и подкомитеты 
      Одного министра хватает на многие комитеты. 
      Что мне возвещать? 
      Артур Эдвард Сирил Паркер назначен телефонистом 
      С окладом фунт десять шиллингов в неделю, 
      за год службы надбавка пять шиллингов 
      До предела два фунта десять; к Рождеству 
      наградных тридцать шиллингов 
      Плюс недельный отпуск годично. 
      Образован комитет для назначения инженерной 
      комиссии 
      По вопросу о Водоснабжении 
      Создана комиссия 
      Общественных Работ, главным образом для 
      перестройки фортификаций. 
      Создана комиссия 
      Для переговоров с комиссией вольсков 
      О вечном мире: оружейники и кузнецы 
      Избрали Объединенный комитет протеста против 
      сокращения заказов. 
      Меж тем стража играет в кости при всех воротах, 
      А лягушки (О Мантуанец) квакают мирно в болотах 
      Вспыхивают на миг светляки при свете зарницы 
      А что возвещать? 
      О мать родная 
      Вот ряд семейных портретов, тусклых бюстов, все 
      поразительно римские 
      Поразительно схожие между собой, одного 
      за другим освещает 
      Потный зевающий факельщик. 
      О скрытое под... Скрытое под... 
      Где лапка голубя опустилась и сжала на миг, 
      На недвижный миг отдыха в полдень, ветку 
      под верхними ветками полуденного тенистого дерева 
      Под перышком на груди, что вздрогнуло 
      от послеполуденного дуновенья 
      Там цикламен расправляет крылья, там вьюнок 
      свисает над дверью 
      О родная (нет среди этих бюстов, на всех есть 
      точные надписи) 
      Я усталая голова среди этих голов 
      Крепких шей, способных носить их 
      Крепких носов, рассекающих воздух 
      Родная 
      Да не будет нас, чтобы скоро, чуть не сейчас же, 
      вместе, 
      Если закланья, посвященья, приношенья, моленья 
      Соблюдены 
      Да не будет нас 
      О скрытое 
      Скрытое в недвижном полудне, в тихой 
      квакающей ночи. 
      Приходят, ударив крылом, как летучая мышь, 
      мерцая, словно светляк, 
      "Возвышаясь и падая, увенчаны прахом", малые 
      существа, 
      Малые существа тонко стрекочут во прахе, в ночи 
      О родная 
      Что мне возвещать? 
      Мы требуем комиссии, представительной 
      комиссии, комиссии по расследованию 
      ОТСТАВКА ОТСТАВКА ОТСТАВКА 

      Перевод А. Сергеева 

http://www.bartleby.com/200/sw9.html

Комментариев нет:

Отправить комментарий